27 мая 2019, понедельник
Областные новости
24.05.2019
Министр лесного, охотничьего хозяйства и природопользования Пензенской области Александр Москвин провел встречу с заместителем руководителя Федерального агентства лесного хозяйства Николаем Кротовым.
24.05.2019
Участники Форума сельских депутатов «Единой России» считают необходимым осуществлять финансирование государственной программы комплексного развития сельских территорий по аналогии с национальными проектами.

 

 

 

 

 

Яндекс.Погода

Яндекс.Метрика

Общество

15.02.2019

«Та война мне снится до сих пор»

Пятнадцатого февраля — день, когда последний советский солдат покинул Афганистан. Шавкят  Искандяров из с. Плетневка — один из наших земляков, которому довелось выполнять воинский долг в сопредельном государстве. 

Шавкят  Искандяров — младший  ребенок в многодетной семье. Ему было всего 12 лет, когда не стало отца. Вместе со старшими братьями и сестрами паренек, как мог, помогал семье: работал на огороде, ухаживал за домашними животными, в летние каникулы трудился в родном колхозе на   уборке урожая. Осенью 1984 года юноша получил повестку в армию. Непростое  это было время. Казалось бы, над страной чистое, голубое небо, но нередко воздушное пространство пронзал тяжелый гул моторов транспортного самолета «АН-12», прозванный «черный тюльпан», так как  перевозил на своем борту тела погибших в Афганистане военнослужащих, так называемый «груз 200».
Когда от новобранца  домой пришло первое письмо, в котором он написал, что находится на «учебке» в Ашхабаде, семья совсем потеряла покой. «Это же рядом с Афганистаном!» — охватило родственников тревожное предчувствие. Оно оказалось ненапрасным. В апреле 1985 года Шавкят был направлен в десантно-штурмовую бригаду инженерно-саперной роты, дислоцировавшейся под Кандагаром, недалеко от границы с Пакистаном. Это была   одна из самых удаленных от границ родного государства советских воинских частей.
Мать солдата, Марьям Кадыровна, боясь получить недобрую весть, завидя почтальона, пряталась.
Про саперов говорят, что они ошибаются лишь раз. Такова особенность этой военной  специальности: если допустил промашку с затаившейся в земле миной, то и моргнуть не успеешь — вмиг белый свет станет черным. К тому же  на горячей афганской земле саперам приходилось не только выполнять свою непосредственную работу, но и в засадах сидеть, быть в первых рядах колонн,  оберегая своих товарищей от самой коварной опасности на войне — мин.
На свое первое боевое задание в Афганистане Шавкят  Искандяров отправился 14 мая 1985 года. «Операция  была  общебригадной. Продолжалась она месяц. Поставленная боевая задача была выполнена», — сухо поделился воин-интернационалист.
Вспоминать о тернистых дорогах Афганистана, на которых за полтора года службы не раз сталкивался лицом к лицу со смертью, мужчине нелегко. Каждая новая встреча с опасной ловушкой на изматывающих маршрутах могла оказаться последней. А боевые будни саперов проходили в постоянных выходах на сопровождение колонн техники, перевозившей различные грузы и воинские подразделения.  
«Саперы шли впереди колонны, обследовали дорогу на предмет наличия мин. Мы уже знали, где «духи» могут заложить их. Это узкие места: повороты, спуски, подъемы, мосты, тоннели, где ограничена видимость и затруднен маневр техники, — вспоминает Ш. Искандяров. — Мин было много и, к сожалению, не всегда удавалось обезвредить их без потерь».
Размах минной войны в Афганистане был внушительным. Запад щедро снабжал моджахедов самым коварным и подлым видом оружия, который действовал внезапно. На вооружении мятежников имелись различные их типы. Зачастую они использовали мины в пластмассовом корпусе, срабатывавшие после нескольких нажатий на крышку. Их плохо  обнаруживали миноискатели. Также часто закладывали фугасы с дистанционным управлением и радиоуправляемые мины.
«Со временем «духи» стали использовать неизвлекаемые мины, которые  невозможно обезвредить классическим способом, вывернув взрыватель. Отличить такую от обычной непросто. К тому же иногда такие мины закладывали под обычные. Поэтому, если позволяла обстановка, нам разрешалось подрывать их на месте, не рисковать», — рассказывает  собеседник.
Говорят, время лечит. С годами  из памяти воина-интернационалиста                                                       стерлись некоторые события афганской войны. Но забыть ее совсем он не  в силах. «Есть такие моменты,  которые до конца жизни останутся со мной, — отметил Шавкят. — Один из таких — первое боевое крещение. Наша группа тогда  оказалась отличной мишенью для «духов». Мы передвигались по дороге. С одной стороны — горы, с другой  — открытая местность, где располагался  кишлак. Когда поравнялись с ним, оттуда нас стали обстреливать реактивными снарядами. Ударили гранатометом по БТРу. В том бою погиб заместитель командира взвода. Ему оставалось  всего несколько месяцев до демобилизации.  Много наших ребят погибло в Афгане: одних пуля настигла  во время вооруженных столкновений, другие на минах подорвались, кто-то умер от болезней. Та война мне снится до сих пор», —  сделав паузу,  заключил Шавкят Искандяров.
Нашего земляка судьба хранила. Осенью 1986 года он  вернулся домой.  До вывода  советских войск  из Афганистана оставалось  еще  почти два с половиной года.
За мужество и храбрость, проявленные при выполнении боевых задач, Шавкят Искандяров награжден медалью «За боевые заслуги».

Оставить комментарий